February 5th, 2019

канары вид на океан

Русский композитор Вячеслав Овчинников

Вячеслав Овчинников:

Всё простить, и – победить

«Когда я думаю о музыке Вячеслава Овчинникова, меня всегда преследует образ неистребимости жизни. Это образ силы жизни...» К этим известным словам Сергея Бондарчука о творце музыки к фильму «Война и мир» я позволил бы себе добавить, что Овчинников своим творчеством в высшей мере воплотил мощь и непобедимость русского духа послевоенного времени, растянувшегося на несколько десятилетий и вошедшего в мировую историю, как один из величайших взлетов человеческого духа. В то же время было бы ошибкой представлять композитора только как неукротимого сурового богатыря русской музыки. Достаточно послушать его неуловимый и волшебный мелодию-мотив из Шестой сюиты, чтобы увидеть в нем тонкого и задушевного лирика.

В своих интервью Вячеслав Овчинников высказывает свои взгляды открыто и прямо, в острой полемической форме, невзирая на авторитеты и установившиеся в обществе мнения; его оценки тех или иных музыкальных деятелей и явлений, как правило, нелицеприятны и бескомпромиссны. Эта беседа не стала исключением…

– Вячеслав Александрович, если я не ошибаюсь, Вы начинали свой творческий путь с авангардной музыки. Сегодня, зная Вас как убежденного последователя русской музыкальной традиции, такое начало кажется странным.

– Моё увлечение авангардом было недолгим. К этому времени я знал классику очень хорошо и хотелось узнать что-то ещё. Я спал с оперой «Воццек» под подушкой. Нововенская школа – Шенберг, Берг, Веберн – тогда это всё было для меня открытием. Когда запрещено, всегда интересно. Наши друзья из демократических стран, которые у нас учились, были самыми большими пропагандистами всей этой авангардистской дряни. В результате целый год я отдал увлечению авангардом. Шебалин говорил, что Овчинников всех на авангардный путь совращает. Мне многие подражали. У нас была своя компания (все были старше меня): Волконский, Миша Марутаев, Роман Леденев. Потом, конечно, наши пути разошлись.

– А что тогда представляли из себя Шнитке, Губайдуллина и Денисов, которых ныне называют не иначе как корифеями современной музыки?

Шнитке, Губайдуллина в мою бытность были никто. Когда я пришёл в консерваторию, там играли заметную роль две фигуры: Андрей Волконский (он принёс с Запада новые идеи; теперь я понимаю, что он не был большим композитором) и Алемдар Караманов. Денисов всегда был бездарный. Всё бегал за Шостаковичем, носил его портфель.

У Шнитке вся музыка от головы. Богатого, эмоционального, самостоятельного мира у него нет. Губайдуллина, я помню, была долгое время подражателем Шостаковича. Потом, слышал, она что-то там делала с аккордеонами. Впрочем, мне как композитору всё это было интересно: кто, каким товаром торгует.           

– Вы сознательно отошли от авангарда?

– Не то чтобы сознательно… Во многом это произошло благодаря Илье Глазунову. Он со мной познакомился у Михалковых, где я был фактически членом семьи. Моя московская мама была Наталья Петровна (жена Сергея Владимировича; с ним я общался мало: он мой характер трудно переносил).

И вот когда Глазунов показал мне всю Россию (причем, он возил меня за свой счёт), провёз по всем старым русским городам – мое рвение к авангарду стало остывать. Я понял, что там делать уже нечего. Вообще, надо сказать, что эмоционально авангардная музыка меня не удовлетворяла. Скорее всего, это был для меня некий интеллектуальный опыт. И даже в авангардных сочинениях – я всё равно там слышен. У меня с детства был свой стиль.

На мой отход от авангарда повлияла также книга Шпенглера «Закат Европы» (её мне подарил Андрей Зелинский, сын академика Николая Дмитриевича Зелинского; их семья была первой, кто дала мне приют в Москве). Основная мысль этой книги заключалась в том, что Европа в своих духовных поисках зашла в тупик. Она даже Вагнера не пощадила.

Collapse )
Источник
канары вид на океан

Ещё один храм в Европе бежит в РПЦ от патриарха Варфоломея

04.02.2019 - 22:12
Ещё один храм в Европе бежит в РПЦ от патриарха Варфоломея | Русская весна

Настоятель русской церкви в Сан-Ремо Дионисий Байков опубликовал открытое письмо приходам и общинам Архиепископии православных русских церквей в Западной Европе.

«Дорогие отцы, братья и сестры! В связи с агрессивными действиями греческой митрополии Константинопольского патриархата против нашего прихода (митрополит Геннадий 21 января отправил меня в запрет и заявил свои претензии на наш храм; от Архиепископии не последовало никакой официальной реакции на этот запрет) приходской совет Храма Христа Спасителя, преподобного Серафима Саровского и святой великомученицы Екатерины в г. Сан-Ремо (Италия) единогласно решил перейти под омофор Русской Православной Церкви Заграницей.

Наш приход — самостоятельная структура, согласно итальянскому законодательству, и имеет полное право на самоопределение. Никакая внешняя сила не может влиять на наш выбор.

К сожалению, в воскресенье, 3 февраля, на наш приход прибыл представитель Архиепископии с целью не допустить проведение экстренного приходского собрания. Он заявил о личной ответственности каждого прихожанина за „неканоничный и незаконный” переход в РПЦЗ.

Приходское собрание единогласно утвердило решение приходского совета о каноническом подчинении Русской Зарубежной Церкви.

С разочарованием и глубокой болью восприняли наши прихожане недружественный шаг Архиепископии. Я лично и члены приходского совета объяснили свое решение владыке Иоанну, но наши письма остались без ответа. Мы искренне надеемся, что никто не будет больше претендовать на наш храм.

Мы всегда искренне верили, что русский экзархат с уважением относится к свободному выбору каждого человека.

Обращаюсь к вам, дорогие отцы, братья и сестры, с призывом проголосовать на будущей Ассамблее 23 февраля за роспуск Архиепископии, чтобы приходы могли самостоятельно и беспрепятственно выбрать свою каноническую юрисдикцию, а также приглашаю ваши приходы последовать нашему примеру и присоединиться к Русской Зарубежной Церкви. Именно эта церковная юрисдикция наиболее похожа на бывший русский экзархат как своей самостоятельностью и уважением к уставам приходов, так и укорененностью в традициях русского православного Зарубежья. Мы сможем сохранить богатую духовную культуру и историческое наследие нашей Архиепископии только в составе приходов РПЦЗ».

С братской любовью о Господе,
священник Дионисий Байков,
настоятель Храма Христа Спасителя,
прп. Серафима Саровского
и св. влкмч. Екатерины в г. Сан-Ремо, Италия
Западноевропейская епархия РПЦЗ

4 февраля 2019 г.

В ноябре 2018 г. русский приход Рождества Христова во Флоренции уже перешел в РПЦЗ из-за несогласия с действиями Константинополя.

Источник: http://rusvesna.su/news/1549307563