April 7th, 2019

Паладинка

Не брат ты мне, нелюдь укропская...

Прекраснейшая   теоретическая  и  программная статья.
Как бы сильно не был вбит в наши головы постулат о братстве народов, но все-таки рано или поздно придет момент прозрения. Мы соглашаемся, что кровные братья, не говоря уже о всяких троюродных, бывают хуже хорошего соседа. Но с тем, что нельзя быть братом для целого народа, мы не согласимся никогда.
Какой-то массовый гипноз. Мы же когда-то давно, на одном вече орали за князя, в одной стае бились с пришлыми питекантропами. Ну не мы, наши предки сражались, понятное дело.
А вот про  то, что гораздо более близкие по славянской крови предки нас жгли в деревенских клубах в Белоруссии, расстреливали тысячами в Бабьем Яру, мы трусливо молчим. И пленных в концлагерях другие убивали. Не братья точно. Опять гипноз…
Это были другие. Правда, учились они в советских школах и вузах. Правда, были они самыми советскими из всех советских. И на Донбассе сейчас другие воют. Не братья. Только вот в радиоэфире продолжает звучать русская речь. Маскируются «западенцы» под русских. И фамилии меняют. Даже место жительства меняют.
И вот сегодня наступил момент истины. Момент осмысления того, что произошло и того, что будет дальше. Осмысления всеми. И нами, россиянами, и украинцами. Момент истины для всех.
И этот момент – первый тур украинских выборов.
Может, хватит врать самим себе?Collapse )
Пора вспоминать, что мы русские. Вспоминать, что мы никому ничего не должны. Что мы не обязаны кормить тех, кто завтра будет в нас стрелять. Мы не должны выращивать своих палачей. Это глупо. Это предательски по отношению к нашим детям и внукам.
Нация победителей и освободителей не имеет на это права.
А вот нация предателей, которая сносит памятники своим предкам и устанавливает памятники тех, кто убивал детей, женщин и стариков… А пусть творит что хочет.

Свежайший тому пример: вместо улицы имени Ивана Кудри теперь в Киеве будет улица Джона Маккейна. То есть человек, который родился на Украине и отдал жизнь в борьбе против врагов Украины, не имеет права на память.
Зато единогласно на его месте будет улица имени придурковатого убийцы детей Вьетнама, всю жизнь ненавидевшего русских.
Достойный исход, надо сказать. Достойнейший.
И эти люди нам братья? Увы, нет.
Что остается сказать? А остается сказать только одно: прощай, красивая сказка про братскую Украину, прощай миф о бедных затурканных украинцах.
Остается суровая реальность в виде русофобской страны, народ которой дружно голосует за свое русофобское будущее.
Прощай, Украина…
Полностью  здесь -Источник
канары вид на океан

Новые заметки на старых полях

http://ruskline.ru/analitika/2019/04/05/novye_zametki_na_staryh_polyah/

Владимир Крупин




"...ТЯЖЕЛО ОЧЕНЬ ЧИТАТЬ  «Письмо президенту Американских Соединённых Штатов Франклину Делано Рузвельту  от архиепископа Виталия». Названо в его книге «Против диктатуры безбожников в России красной». Оно напрямую призывает  никак не помогать Красной армии. Объясняется это тем, что эта помощь «не России, не русским, а красной диктатуре  в лице Сталина».

   Может быть, позиция Русской Зарубежной церкви даже оттянула, замедлила  открытие Второго фронта. Но зарубежники могли не знать, что Православная жизнь не умирала в России, что малое стадо Христово спасало её молитвами в лагерях, тюрьмах, деревенских домах, городских квартирах. Вот мои бабушки, очень верующие, обе Александры, Ивановна и Андреевна. И бабушка отца, он её всегда вспоминал, Дарья, моя прабабушка. Ведь молились! Откуда бы я такой вырос, почему меня всегда тянуло в церковь? И комсомол, и пионерию и партию прошёл, а с лёгкостью в 76-м пошёл на причастие.

   Господь всегда меня любил.

   Зарубежники зациклились на выражении «советская церковь». Я был знаком с отцом Александром Киселевым, духовником армии Власова. А сам о. Александр приехал в начале 90-х в Россию по приглашению митрополита Питирима (Нечаева). А почему? Митрополит, будучи отроком, подавал о. Александру кадило. Устроил своему давнему наставнику поездку по монастырям, уже и Академия в Лавре открылась. Отец Александр вернулся в Америку, радостно доложил собору отцов в Джорданвилле, что Церковь В России жива. Митрополит Виталий на следующий день сорвал с него облачение прямо во время службы. О. Александр потом, пока не уехал в Москву, стоял на Богослужениях как простой прихожанин.  Его с матушкой поместили на жительство в Донской монастырь.

   Только патриарх Алексий 2-й и митрополит Марк залечили рану разрыва в общении  родных  церквей.

   Вообще, как печальны эти размолвки: печаль в том, что ссорятся не кто-то, не по национальным и расовым признакам, территориальным, распри не из-за рынков  сбыта, новым технологиям, они религиозные, они по убеждениям. И это при том, что самая захудалая секта всегда возглашает заботу о человеке.

   Как понять?.."