August 14th, 2019

Варяг

Говорить наоборот


Митрополит Запорожский Лука пишет:

«Только человек с такими золотыми кудрями может внушать доверие…»
из кинофильма «Волшебный голос Джельсомино»

Рыжебородый пан Иван Зоря, предавший человека от которого он получил все, что имеет, мне все больше и больше напоминает «златокудрого» Джакомона, героя замечательного детского фильма «Волшебный голос Джельсомино». Вся власть этого разбойника и пирата строилась на том, что он приказал всем говорить наоборот. Вместо «доброе утро» – «спокойной ночи», «хлеб» называть «чернилами», «тюрьму» — «пансионатом», кошек принудили лаять, собак — мяукать; вместо настоящих монет в ходу только фальшивые. Понять, что на самом деле говорит этот лживый король, можно только сделав прямо противоположный перевод.

Слова пана Зори о том, что «если новая власть будет придерживаться законодательства и не будет вмешиваться в дела Церкви, то переходы в ПЦУ возобновятся» в истинном значении звучат следующим образом: «Если новая власть так же, как и предыдущая, будет творить беззаконие и насильственным путем отнимать храмы у УПЦ, то церковное рейдерство снова может набрать прежнюю силу».

Ведь всем давно стало очевидно: единственный путь перевести храмы УПЦ в ПЦУ - это срезать замки, избить священника и прихожан, и насильственным путем отнять храм. Ведь те же люди, которые были на местах у власти при Порошено, так и остались сидеть в своих креслах. «Переходов» в ПЦУ нет только по одной причине – чинуши просто боятся сейчас нарушать закон, как этого требовал от них ранее разбойник Петр Отступник. Служаки из масс-медиа, восхвалявшие действия прежнего «господина» по его дискриминации УПЦ, так и продолжают это делать. Про УПЦ они говорят только в ключе злобы и ненависти. Вообще единицы, кто пишет что-то положительное о той громадной работе, которую ведет наша Церковь. Однако, пан Иван, поливавший грязью тогда еще кандидата, надеется на то, что, может быть, и нынешний Президент будет попирать Конституцию и творить беззакония, как и предыдущий. Но нам кажется, что народ Украины голосовал за Владимира Зеленского, ожидая от него обратного.

Я бы хотел пожелать пану Ивану, по совету проф. Преображенского, не читать до обеда националистических газет, а лучше, хотя бы раз в жизни, открыть для себя Евангелие. Из него он узнает, что отец лжи – дьявол (Иоанн 8:44), а также о том, что лжецы Царства Божьего не наследуют (Откр. 21:27), и что участь всех лжецов в озере огненном (Откр. 21:8).

канары вид на океан

Адам Мицкевич. Славянин, ненавидевший русских



Мицкевич Адам (24.12.1798–26.11.1855) – великий польский поэт, мыслитель и общественный деятель. Родился в дер. Заосье (ныне Барановичский р-он Брестской обл. Беларуси). Его отец происходил из литовского шляхетского рода, мать – из крещенных львовских евреев. В 1815–1819 гг. учился в Виленском университете, в 1819–1823 гг. – преподаватель в Ковно. Выслан из Литвы (1824) в глубь Российской империи за участие в националистических организациях молодежи («филоматов» и «филаретов»). В 1829 г. эмигрировал из России. Преподавал в Коллеже де Франс, где стал первым профессором славянской филологии. Из лекций Адама Мицкевича в Коллеже де Франс: «Я упоминал уже о том, что в это время в России начинал входить в общее употребление новый язык, именно севернорусский. Московско-русский язык распадается на три наречия. Язык, употребляемый в южной России, – малорусский, на котором говорит приблизительно 10 млн человек, без сомнения, самый музыкальный, поэтический и звонкий, но он не достиг развития, требуемого для литературного языка. На наречии, употребляемом в Белоруссии, которое называют русинским, или литовско-русским, говорит также 10-миллионное население – это самое богатое и чистое наречие, оно разрабатывалось уже давно. Так, во время независимости Литовского княжества литовские великие князья пользовались им в своих дипломатических депешах. Великорусское наречие, на котором говорит также 10 млн людей, если исключить финско-московское наречие, представляющее большое различие с ним, не менее богато и чисто, но оно лишено торжественности и наивности литовско-русского и гармонии малорусского наречия» (Собр. соч. Адама Мицкевича. СПб., 1902. Т. 4. С. 134).
  История следствия по делу «филаретов» была развернута в «Дзядах» в скорбную повесть о «мученичестве» польских националистов. В «Дзядах» отчетливо чувствуется несправедливые оценки русской жизни, русофобская заданность («Отрывок»). В «Дзядах», а также в «Книгах польского народа и польского пилигримства» (1832) – в художественно-публицистическом сочинении, написанном библейски стилизованной прозой, Мицкевич начал развивать доктрину «польского мессианизма»; мысль об исключительности положения «порабощенной» Польши он трансформировал в идею «об особом призвании избранного народа-мученика». Считал, что Польша – распятый русскими «Христос Европы». За пропаганду этих идей был отстранен от чтения лекций в Коллеже де Франсе. Всю свою жизнь посвятил борьбе с Россией, которую искренне ненавидел. В одном из своих стихотворений Мицкевич прямо написал: «Рим создан человеческой рукою, // Венеция богами создана; // Но каждый согласился бы со мною, // Что Петербург построил сатана».
  В целом, несмотря на недооценку идеологических споров внутри эмиграции, Мицкевич занял в политической борьбе 30-х годов XIX в. особую позицию, призывал к «всеобщей борьбе за свободу народов», к ориентации на народы Европы, а не на правительства, к разрыву с грехами шляхетского прошлого. Об этом свидетельствует и его публицистика: статьи в газете «Pielgrzym Polski» («Польский пилигрим», 1832–1833), фрагмент «Истории будущего» (1-я пол. 30-х годов XIX в.).
  В 1834 г. опубликована поэма Мицкевича «Пан Тадеуш» («Pan Tadeusz») – польская национальная эпопея, знаменующая для Мицкевича становление реалистических тенденций, исторически-объективного подхода к действительности. В жанровом отношении весьма оригинальная поэма, связана с общим потоком развития западноевропейской поэзии и прозы. Сохраняя национальную проблематику польского романтизма, увенчиваясь мажорно-оптимистическим финалом, она содержала и романтическое, лирико-субъективное начало.
  Смерть от холеры застала поэта в Константинополе, где он участвовал в подготовке легионеров-наемников на войну с русскими в Крыму. Прах его, захороненный в Париже, в 1890 г. был торжественно перенесен в Краков.
  Величайшим польским поэтом, одним из духовных вождей нации Мицкевич был признан еще при жизни. Последующее литературное развитие, идейная борьба вокруг наследия поэта, а также научное его изучение показали огромное значение поэзии Мицкевича для славянского мира.
  В России, несмотря на русофобские мотивы в некоторых произведениях Мицкевича, он был всегда популярен и высоко ценим. В числе его переводчиков А.С. Пушкин, К.Ф. Рылеев, М.Ю. Лермонтов, И.И. Козлов, А.Н. Майков, М.Л. Михайлов, А.А. Фет, Д.Д. Минаев, В.Я. Брюсов, И.А. Бунин и др. В советское время появились новые переводы на русском и других языках народов СССР. Украинский перевод «Пана Тадеуша» М.Ф. Рыльского отмечен Государственной премией СССР.
 

Д. К.