November 11th, 2019

  • a11oleg wrote in rvs

Закон о семейно-бытовом насилии сквозь призму немецкого опыта

Максим Жиленков,
правозащитник, Германия

Германия имеет большой негативный опыт внедрения закона о домашнем насилии, о чем свидетельствуют ведущие немецкие эксперты: юристы, профессора университетов, доктора юридических наук, судьи. Об этом также свидетельствует статистика домашнего насилия. Поэтому очень важно изучить опыт Германии, чтобы не повторить тех же ошибок в России.

Первые изменения законов о насилии в отношениях между мужчиной и женщиной в ФРГ были проведены во второй половине 80-х годов XX века. Существенные изменения в закон о семейно-бытовом насилии были внесены в 1997-м и затем в 2001 году. В 2009 году вступила в силу уже новая версия законодательства. Затем в 2016 и 2017 годах были приняты очередные поправки. В 2017 году Германия также ратифицировала Стамбульскую конвенцию, которая вступила в силу в 2018 году. Итого можно говорить о двух десятилетиях существования закона о семейно-бытовом насилии в Германии.

Первое, что бросается в глаза при сопоставлении существующего немецкого и предлагаемого российского Закона о семейно-бытовом насилии — это их практически одинаковое содержание: например, введение такого крайне проблематичного с юридической точки зрения понятия, как «психологическое насилие» и отмена презумпции невиновности.

Второе интересное совпадение — это однобокая эмоциональная кампания в средствах массовой информации (сравнимая с истерией), которая сопровождает введение данного законодательства в Германии и в России.

Collapse )
  • shabdua

ЖЕНСКОЕ ОГОЛЕНИЕ И ВЫМИРАНИЕ НАЦИИ

Интервью с Леонидом Александровичем
Познакомиться с Леонидом Александровичем Китаевым-Смык меня побудила волна публикаций в исламском интернете: светский учёный самостоятельно пришёл к страшным выводам о последствиях современной моды на обнажение в женской моде.  

Да, подумал я: одно дело, когда о таком щекотливом предмете говорят богословы (и люди далёкие от религии думают «вот опять о хиджабе!»), а другое дело - когда аргументы приводит современный аналитик и экспериментатор, причём, из сферы вовсе негуманитарной: он начинал как врач и фармаколог. На встречу он принёс уникальную монографию, итог его многолетних трудов Психология стресса: психологическая антропология стресса. Но чтобы самим не поддаться стрессу, мы пили китайский чай и вели такую беседу:
 

- Объём Вашей книги более 900 страниц, но о влиянии женского обнажения, как стресса для мужчин, написано всего лишь 4 страницы и дан 1 график. Я понимаю, что это сумма, подведение итогов многочисленных экспериментов. Но как Вы сами вышли на такую проблематику, что подтолкнуло заняться столь странной темой?  
 

- Подробности не скажу, слишком это личное. Но одно сообщу: я сам попал в больницу, был тяжело болен.
 

Collapse )
Не ищите меня в Вашигтоне

КАКИЕ ИМЕНА, КОШЕРНОСТЬ СВЕРХ ПРЕДЕЛА

В поддержку русофоба, мерзавца и негодяя, а просторечьи гниды, мрази и пидораса Гасана, изволившего харкнуть в лицо титульной нации и оскорбить национальный, государственный язык, назвав его клоачным, но при этом продолжающим получать хорошую зарплату в государственном ВУЗе ВШЭ, выступила вся либерастная мишпуха, именуемая кагалом, сплошь из библейских фамилий, разумеется со светлыми лицами и мерзкой вонью из пасти :

Писатели Виктор Шендерович, Людмила Улицкая, Денис Драгунский, Сергей Гандлевский, Алина Витухновская, Марина Вишневецкая, Дмитрий Бавильский, Алексей Слаповский, Наталия Соколовская, Татьяна Бонч-Осмоловская, Нина Катерли, Виталий Диксон, Надежда Беленькая, Марина Аромштам, Алексей Макушинский, Анатолий Кудрявицкий. Поэты Лев Рубинштейн, Марина Бородицкая, Мария Фаликман, Леонид Раскин, Лев Оборин, Аркадий Штыпель, Лариса Миллер, Татьяна Вольтская, Ася Фруман. Переводчики Ольга Варшавер, Ольга Дробот, Наталья Мавлевич, Елена Сагалович, Татьяна Тульчинская, Дмитрий Карельский, Елена Баевская, Мария Людковская, Вероника Виногродская, Любовь Сумм, Ирина Стаф, Юлия Берман, Александр Дорман, Александр Вольфкович, Анастасия Захаревич, Наталия Нилен, Элла Левданская, Елена Леенсон. Журналисты Сергей Пархоменко, Зоя Светова, Ксения Ларина, Ирина Петровская, Леонид Никитинский, Семён Новопрудский, Юрий Бершидский, Дмитрий Урбанович, Кристина Горелик, Ирина Мак. Кинокритики Андрей Плахов, Екатерина Барабаш, Александр Колбовский. Театральные критики Елена Вольгуст, Лариса Каневская. Художники Юрий Альберт, Ирина Литманович, Владимир Вовнобой, Екатерина Марголис, Наталья Рысс. Бард Вероника Долина. Литературоведы Константин Азадовский, Анна Сергеева-Клятис, Андрей Кофман, Ирина Сурат, Рита Спивак, Николай Подосокорский, Элеонора Лассан, Ефим Вышкин, Сергей Зенкин, Мария Касьян, Мария Нейман, Елена Фельдман, Екатерина Фейгина, Наталья Резницкая, Наталья Мирская, Юлия Арская, Ася Жаркая. Историки Борис Соколов, Ирина Левинская, Галина Янковская, Михаил Ямпольский, Мария Майофис, Борис Каганович, Ирина Каспэ, Эрика Вульф. Политики Дмитрий Гудков, Леонид Гозман. Политолог Игорь Клямкин. Издатели Ирина Прохорова (сестра миллиардера Михаила Прохорова), Варвара Горностаева. А также Ася Штейн, Елена Якович, Александр Раппопорт, Ирина Урицкая, Юрий Баевский, Андрей Збарский, Марина Звенигородская, Даниил Кашницкий, Ольга Крокинская, Ольга Заславская, Елена Гаревская, Татьяна Трипольская, Андрей Айзенберг, Борис Бронфин, Светлана Бергер, Евгений Шляхтер, Елена Керзнер, Ремма Арштейн, Алексей Гелейн, Елена Грант, Эдита Бусан, Семён Кричак, Сергей Зиневич, Анна Климович, Анна Квиринг, Александр Локшин, Валентин Лившиц, Наталия Штейн, Александр Ройтман, Борис Яновский, Татьяна Славинская-Пузыревич, Сергей Шерешевский, Светлана Подражанская, Фарида Прудовская, Ирина Жарницкая, Елена Мирецкая, Дарья Кавицкая, Марк Ковнацкий, Ася Кунявская, Алла Полоцкая, Наталья Подвицкая, Наталия Попель, Любовь Смоляр, Наталия Шлейфер, Алла Ройланс, Светлана Атлас, Наталия Юхневич, Михаил Рубанович, Мария Розенвальд, Инесса Розенфельд, Илья Гимельфарб, Марк Танкилевич, Миша Нодельман, Григорий Кац и др.

Ну чо, отлично, готовый список на лишение гражданства, люстрации, высылку и уголовку. По факту явка с повинной, осталось только протоколы заполнить.

Для меня эта шобла давно не является согражданами, за людей я их не считаю, ничего кроме омерзения они у меня не вызывают, их будущая мрачная судьба меня не волнует, а само их существование воспринимаю как существование глистов, появившихся в проявленном мире по какому то мне неведомому замыслу Творца.